18 Sep, 2018

Thyroid: Therapies, Confusion, and Fraud

Dr. Raymond Peat

(Перевод с английского)

I. ДЫХАТЕЛЬНО-МЕТАБОЛИЧЕСКИЙ ДЕФЕКТ.
Более чем 60 лет назад Broda Barnes подвёл итоги влияния гипотиреоза на здоровье людей и показал, что, если больные гипотиреозом не умирают молодыми от инфекционных болезней, таких как туберкулез, они умирают намного позже от рака или болезней сердца.
Как доктор философии Чикагского университета, он опубликовал свое исследование спустя несколько лет после того, как Otto Warburg в Германии продемонстрировал роль «дыхательного дефекта» при раковых заболеваниях.
В то время, когда Barnes проводил свои исследования , гипотиреоз диагностировался на основе низкого основного обмена, который означал, что для поддержания жизни необходимо достаточное количество кислорода. Дефицит потребления кислорода вовлекал ту же самую ферментную систему, которую Warburg изучал в раковых клетках.
Barnes, проводя эксперименты на кроликах, нашёл, что при удалении у них щитовидных желез развивался атеросклероз, как у людей, больных гипотиреозом.
К середине 1930-ых было общеизвестно, что при гипотиреозе уровень холестерина в крови увеличивается и гиперхолестеринемия была диагностическим симптомом гипотиреоза.
Используя добавку в виде экстракта щитовидной железы, холестерин в крови животных и людей становился близким к норме, поскольку возрастал основной обмен.
Биология атеросклеротической болезни сердца была в основном решена перед второй мировой войной.
Теперь известно много других болезней, которые вызываются дыхательными дефектами.
ВОСПАЛЕНИЕ, СТРЕСС, ИММУНОДЕФИЦИТ, АУТОИММУНИТЕТ, ДЕГЕНЕРАТИВНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ И СТАРЕНИЕ – ВЕЗДЕ В ОСНОВЕ ЗАБОЛЕВАНИЙ ПРОИСХОДЯТ ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ ПАТОЛОГИЧЕСКИЕ ОКИСЛИТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ.
Даже кратковременная гипоксия вызывает процессы, которые приводят к перекисному окислению липидов и возникает цепь других окислительных реакций, до тех пор, пока клеточное дыхание не восстановится.
Единственный эффективный способ остановить перекисное окисление липидов состоит в том, чтобы восстановить нормальное дыхание клеток.
Теперь, когда известно, что причиной многих болезней, является дефектное дыхание, легче принять идею чрезвычайно широкого влияния гормонов щитовидной железы на весь организм.

II. 50 ЛЕТ КОММЕРЧЕСКИ МОТИВИРОВАННОГО МОШЕННИЧЕСТВА

До второй мировой войны гипотиреоз диагностировался на основе BMR (основной обмен) и многочисленных групп признаков и симптомов.
В конце 1940-ых в США стал поощряться биологически несоответствующий анализ крови PBI (связанный с белком йод), на основе которого было выявлено , что только 5 % населения больны гипотиреозом, а 40 %, идентифицированных «устаревшими» методами, были или здоровы , или страдали от других проблем, таких как лень и чревоугодие , или «генетической предрасположенностью» к болезни.
В этот же период ТИРОКСИН СТАЛ ДОСТУПНЫМ, и людям он был представлен, как гормон щитовидной железы.
Практики старшего поколения признали, что этот препарат не является метаболически равнозначным традиционному экстракту щитовидной железы, особенно для женщин и тяжело больных гипотиреозом.
НО МАРКЕТИНГ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА МЕДИЦИНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ привели к ложной идее, что экстракт щитовидной железы Armour thyroid USP не стандартизирован должным образом.
К 1960-ым было доказано, что анализ PBI не важен для диагностики гипотиреоза, а ДОКТРИНА 5% ГИПОТИРЕОЗА В ПОПУЛЯЦИИ ЛЮДЕЙ стала основанием для того, чтобы внедрить составленные нормы для биологически значащих анализов.
В этой культуре недоразумений и искажений , ошибочная идея низкой заболеваемости гипотиреозом среди населения привела к принятию опасно высокого ТТГ – тиреотропного гормона (TSH), как «нормального» показателя.
Так же, как при чрезмерном увеличении FSH (фолликулостимулирующего гормона) можно заподозрить рак яичников, повышенное возбуждение ТТГ производит дезорганизацию в синтезе гормонов щитовидной железы.

III. АНАЛИЗЫ И «ГИПОТЕЗА СВОБОДНЫХ ГОРМОНОВ»

После того, как радиоактивный йод стал доступным, многие врачи начали применять его, и затем просматривать ткани со счетчиком Гейгера, чтобы увидеть, сколько его сконцентрировалось в щитовидной железе.
Однако, если человек ел жирную пищу и продукты, содержащие йод, было не возможно точно определить концентрацию радиоактивного йода в железе.
Этот анализ может найти применение при некоторых типах метастатического рака щитовидной железы, но с этой целью он вообще не использовался.
Другим дорогостоящим и интересным анализом был анализ на тиреотропин-релизинг- гормон или тиротропин (TRH) , чтобы увидеть, как реагирует гипофиз , и увеличивает ли он производство ТТГ.
Недавнее исследование пришло к заключению, что «анализ на TRH дает много вводящих в заблуждение результатов и имеет высокую стоимость». Однако, этот анализ оставался популярным в течение долгого времени.
Специальная ценность этого анализа - диагностировать гипофизарное расстройство, но очевидно, что гиперактивирование гипофиза не слишком хорошая идея (например, эта процедура могла стимулировать рост опухоли).
В ДАЛЬНЕЙШЕМ БЫЛО РЕШЕНО, ЧТО «ПРИ ВСЕХ ОСТАЛЬНЫХ РАВНЫХ УСЛОВИЯХ ИЗМЕРЕНИЕ КОЛИЧЕСТВА ТИРОКСИНА (Т4) И ТТГ В КРОВИ МОЖЕТ БЫТЬ ИНФОРМАТИВНЫМ».
Проблема состоит в том, что это - только вопрос веры, что «все остальное» собирается быть «равным». Исключения из «правил» относительно «нормальных» диапазонов для тироксина и ТТГ сформировали даже основание для некоторых теорий о «генетике устойчивости к гормонам щитовидной железы», но другие отмечали, что, когда несколько других показателей принимаются во внимание, то патологические числа для T4, T3, ТТГ могут быть по-разному интерпретированы.
Фактическое количество T3, активного гормона щитовидной железы, в крови может быть измерено с обоснованной точностью (используя радиоиммунный анализ, RIA), и этот единственный анализ, который соответствует уровню метаболизма и другим значащим биологическим показателям, чем другие стандартные анализы.
Но тем не менее, это - только статистическое соответствие, и оно не указывает, что любое особое число является правильным для отдельного человека.
Наряду с измерением тироксина используется анализ, названный RT3U, или поглощение смолой T3 (T3 uptake).
Определенное количество радиоактивного T3 добавляется к образцу сыворотки, и затем адсорбирующий материал подвергается воздействию смеси сыворотки и радиоактивного T3. Количество радиоактивности, которая задерживается смолой , называют поглощением T3.
Лабораторный отчет дает число по имени T7, или СВОБОДНЫЙ ИНДЕКС ТИРОКСИНА. Чем ближе посмотреть на эту процедуру, тем более глупой она выглядит.
Идея, что добавление радиоактивного T3, который цепляется за кусок смолы, будет соответствовать «свободному тироксину», является сама по себе странной.
И действительно интересный вопрос, а что же они подразумевают под «свободным тироксином»?
Тироксин – это довольно гидрофобное (нерастворимое в воде) вещество, которое связывается с белками, клетками и липопротеинами в крови и не растворяется в воде.
Хотя Merck Index описывает его как «нерастворимый в воде», он в действительности содержит некоторые полярные группы, которые в лабораторных и промышленных условиях могут сделать его немного водорастворимым.
Идея о том , что «свободный гормон» - это активная его форма, была проверена в различных ситуациях, а в случае гормона щитовидной железы - это явно не соответствует для мозга и некоторых других органов.
В соединении с белком гормон в этих случаях будет считаться активной формой. Ассоциации между «свободным гормоном» , биологическими процессами в организме и болезнью будут абсолютно ложными, если они игнорируют активные формы гормона в пользу менее активных форм. Заключения также будут ложные, поскольку измеряется только T4 и игнорируется T3.
Зависимые от щитовидной железой процессы в организме будут независимы от уровня гормонов щитовидной железы; и гипотиреоз может быть назван гипертиреозом.
Гормоны щитовидной железы связываются с тремя типами простых белков в сыворотке: транстиретином (преальбумином), thyroid binding globulin, и белком.
Очень существенное количество гормонов также связано с различными серологическими липопротеинами, включая HDL, LDL, и VLDL (липопротеины очень низкой плотности).
ЗНАЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ ГОРМОНОВ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ В КРОВИ СВЯЗАНА С ЭРИТРОЦИТАМИ.
Когда клетки красной крови инкубировали в питательной среде, содержащей сывороточный альбумин с примерной концентрацией гормона, выявленного в крови, они поглощали T3 в 13.5 раз выше, чем питательная среда.
КОГДА ЛАБОРАТОРИЯ ИЗМЕРЯЕТ ГОРМОНЫ ТОЛЬКО В СЫВОРОТКЕ, ОНИ УЖЕ ВЫБРОСИЛИ ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО 95 % ГОРМОНОВ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ, КОТОРЫЕ СОДЕРЖАЛА КРОВЬ!!!

Было обнаружено, что T3 крепко связан с цитоплазматическими белками клеток для быстрого перемещения между белками в клетках и другими белками вне клеток.
Когда говорят о гормонах, путешествующих «на» эритроцитах, а не «в» них, это – уступка доктрине непроницаемого мембранного барьера.
Намного большее количество T3, связанное с белком, производится печенью, в отличие от того небольшого количества, идентифицированного in vitro как свободный T3. (Terasaki, et al., 1987).
Определенное «закрепление» T3 к белку изменяет электрические свойства белка и изменяет способ, которым белок взаимодействует с клетками и другими белками. Белок становится электрически более положительным, когда он связывается с гормоном и это позволяет белку более легко войти в клетки.
После «доставки» T3 в клетку, белок становится электрически более отрицательным, что позволяет ему покинуть клетку. Эта активная роль альбумина помогает клеткам получать T3, возможно, за счет его повышенного поглощения красными клетками крови, и его становится пропорционально меньше в белковой среде. Этот факт можно также рассматривать как благоприятный прогноз, связанный с более высокими уровнями сывороточного альбумина при различных заболеваниях.
Если Т3 прикреплен химически (ковалентно, постоянно) снаружи эритроцитов, это предотвращает его поступление в другие клетки, а присутствие таких эритроцитов вызывает реакции в других клетках, такие же, как произведенные якобы «свободным гормоном».
Если T3 находится в клетках и может оказывать свое гормональное действие, то почему мы должны считать, что гормон, связанный с белками, не в состоянии влиять на клетки?
Идея измерения «свободного гормона» заключается в том , что он якобы представляет собой биологически активный гормон, но на самом деле легче оценить его биологическое действие, чем измерять этот гипотетический показатель.
Кого сейчас волнует, «сколько ангелов может танцевать на булавочной головке»*, если она служит застежкой для вашей рубашки? (*Примеч.перевод. Выражение, которое стало символом бессмысленного спора ни о чем).

IV. СОБЫТИЯ В ТКАНЯХ.
Эффекты коммерческого обмана, путаница в знаниях о щитовидной железе привели к созданию некоторых биологических клише.
Идея «барьерной мембраны» вокруг клеток повлияла на работы большинства исследователей , изучающих физиологию клетки, и последствия этой теории можно увидеть почти во всех тысячах публикациях о функциях гормонов щитовидной железы.
Согласно этой идее, ученые описали клетку как капельку водного раствора, заключенного в масляный мешок, который отделяет внутреннее содержание от внешнего водного раствора.
Это клише - устойчивое, но только пренебрегается факт, что белки имеют большое сродство к жирам, а жиры к белкам. Даже растворимые белки, такие как сывороточный альбумин, часто имеют «интерьер» чрезвычайно жиролюбивого.
Поскольку структурные белки, которые составляют каркас клетки не «растворяются в воде» (раньше их называли «нерастворимые белки»), липофильные фазы не ограничиваются ультрамикроскопической тонкой поверхностью, а на самом деле представляют собой основную часть клетки.

В 1930-х и 1940-х годах для исследователей движение огромных молекул, таких как белки и нуклеиновые кислоты из клетки в клетку не было открытием; ученые наблюдали, как это происходит, и писали об этом.
Но в 1940 году идея «барьерной мембраны» клетки начала набирать силу, и уже к 1960 годам говорилось, что ничто не может проникнуть в клетку без ее разрешения.
Поскольку крупным молекулам, как предполагается, вход в клетку строго воспрещен, только «свободный гормон» может найти свой конкретный порт для попадания в клетку.
А другое клише говорит, что он должен проникнуть в ядро, чтобы взаимодействовать с конкретным сайтом, чтобы активировать специфические гены, через которые будут выражены его эффекты.
Я не знаю ни одного гормона, который действует таким образом.
Гормоны щитовидной железы, прогестерон, и эстроген имеют непосредственный эффект, который изменяет функции клеток задолго до того, как гены могут быть активированы.
Транстиретин, транспортируя гормоны щитовидной железы, проникает в митохондрии клетки и ядра (Azimova, et al., 1984, 1985). В ядре он немедленно вызывает генерализованные изменения в структуре хромосом, как бы подготавливая клетки для основных адаптивных изменений.
В митохондриях происходит непосредственная дыхательная активация. Клетка реагирует в ответ на стимуляцию дыхания , в том числе реагируют и ее гены, которые поддерживают дыхательный метаболизм.
Когда сторонники мембранной теории хотят сказать о поступлении больших молекул в клетки, они используют такие термины, как «эндоцитоз» и «транслокация", которые включают предположение о существовании так называемого барьера.
Но исследователи, которые на самом деле изучают эту проблему, как правило, считают, что это - «диффузия», «co - diffusion», и поглощение и описывают ситуацию надлежащим образом (e.g., B.A. Luxon, 1997; McLeese and Eales, 1996).
Идеи «активного транспорта» и «мембранных насосов» необходимы для людей, которые не изучали скрупулезно комплекс факторов , которые действуют на границах фаз, таких как границы между клеткой и средой.

V.ТЕРАПИЯ.
Несколько лет назад стало известно, что Armour thyroid USP, содержит T3 и T4 в соотношении 1: 3, и что у больных , которые использовали этот препарат, были намного более высокие уровни Т3 и Т4 в сыворотке крови, чем у больных, принимающих только тироксин.
Был выдвинут аргумент , что тироксин намного лучше, чем Armour thyroid, не объясняя значения этого факта.
Здоровые люди, которые не принимали какие-либо добавки щитовидной железы, имели более высокие соотношения T3: Т4, чем больные, которые принимали тироксин. Вообще-то наши собственные щитовидные железы имеют высокое соотношение T3-T4!!!
Дело в том, что T3 используется быстрее, чем Т4, и удаляется из крови быстрее, однако этот вопрос не обсуждался в журналах, возможно, потому, что вдруг появится мнение, что баланс естественных железистых препаратов более целесообразен, чем чистый тироксин.
Высокое соотношение в сыворотке Т4 к Т3 является ничтожно бедным аргументом , чтобы оправдать использование тироксина, а не продукта, который содержит вещества, выделяемые здоровой щитовидной железой или сохраняемые внутри клеток.
Около 30 лет назад, когда людям тироксин был представлен, как гормон щитовидной железы (и сейчас многие так считают) некто выдвинул аргумент, что «гормон щитовидной железы» должен работать исключительно в качестве активатора генов, поскольку при испытании после добавления «ломтиков» железы в организме не увеличивается потребление кислорода.
В самом деле, в эксперименте при добавлении тироксина в мозге на 6% подавляется дыхание. Поскольку основное количество T3 производится из Т4 в печени, а не в головном мозге, я думаю, что этот эксперимент имел большое значение, несмотря на невежественную интерпретацию автора.
ИЗБЫТОК ТИРОКСИНА В ТКАНИ, которая быстро не преобразует его в T3, имеет АНТИТИРЕОИДНОЕ ДЕЙСТВИЕ. (See Goumaz, et al, 1987.)
Это происходит у многих женщин, принимающих тироксин, и, когда они увеличивают дозу, симптомы гипотиреоза только ухудшаются.
МОЗГ концентрирует T3 из сыворотки, и может иметь концентрацию в 6 раз выше, чем в сыворотке (Goumaz, et al., 1987). Он отнимает и концентрирует T3, и имеет тенденцию «изгонять» T4.
У обратного T3 (rT3) не так уж много возможностей, чтобы проникнуть в мозг, но увеличение дозы T4 может привести к его выработке в мозге.
Эти наблюдения позволяют мне предположить, что соотношение T3 к Т4 будет очень «благоприятным для мозга», если оно ближе к соотношению, которое образуется в щитовидной железе и секретируется в кровь.
Большинство синтетических комбинированных препаратов щитовидной железы теперь используют соотношение Т4 к Т3 как 4:1.
Многие люди чувствуют, что их память и мышление становятся яснее, когда они принимают соотношение примерно 3:1.
При более активном обмене веществ, вероятно, в крови держится относительно высокое соотношение Т3 : Т4, а печень преобразует T4 примерно с той же скоростью, с какой используется T3.

Т3 имеет короткий период полураспада, его следует принимать часто. Если печень не производит нужное количество Т3, как правило, полезно принимать его по несколько микрограмм в час.
Так как Т3 восстанавливает эффективно дыхание и обменные процессы, необходимо принимать его каждый час или два, пока нормальная температура и пульс не будут достигнуты и стабилизированы, иногда его необходимо принимать четыре или более раз в течение дня.
Т4, как правило, накапливается в организме и достигает устойчивой концентрации примерно через две недели.

Эффективный способ использовать добавки - принимать комбинацию дозы T4-T3, например, 40 мкг Т4 и 10 мкг Т3 раз в день, а также использовать несколько мкг Т3 в другое время в течение дня.
Изучение 14-дневного графика частоты пульса и температуры тела позволяет увидеть, производит ли принимаемая доза нужный ответ.
Если улучшение вообще не наступает через несколько дней, доза может быть увеличена постепенным ежедневным приростом.

VI. ДИАГНОЗ.
При отсутствии коммерческих технологий , которые бы реально отражали физиологию щитовидной железы , нет никакой альтернативы диагнозу, основанному на известных физиологических показателях гипотиреоза и гипертиреоза.
Отказ в лечении больным людям, потому что тот или иной анализ крови указывает на «нормальную функцию щитовидной железы» или калечить здоровые щитовидные железы у пациентов, потому что один из тестов показывает гипертиреоз, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ПРИЕМЛЕМЫМ только из-за того, что существует ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ и он навязывается отсталым государственным лицензированием.
К концу двадцатого века возникло много споров по поводу так называемой «доказательной медицины».
Здравый смысл требует хорошей информации, но есть силы, которые будут препятствовать идивидуальным суждениям, является ли опубликованная информация применимой к некоторым пациентам.
В атмосфере, где используются санкции при назначения эстрогена или инсулина без доказательств дефицита эстрогенов или инсулина, и наказание практикующих врачей , которые предписывают препараты щитовидной железы для устранения симптомов заболевания , опубликованные «доказательства» являются предвзятыми.
В этом контексте "мета-анализ" становится инструментом авторитаризма, судом с неправильным использованием статистического анализа.
Если кто-то сможет продемонстрировать научную недействительность методов, которые использовались для диагностики гипотиреоза до 1945 года, то это будет лучшим подарком для доказательства оценки гипотиреоза, потому что все анализы крови, которые использовались с 1950 года были, в лучшем случае , очень сырыми и концептуально неправильными методами.

Книга Thomas H. McGavack's (1951) « Щитовидная железа» является представителем раннего подхода к изучению физиологии щитовидной железы.
Знакомство с различными симптомами нарушения функции щитовидной железы при различных условиях, при различных возрастах, в зависимости от пола были стандартными деталями медицинского образования, которое исчезло в конце века.

Артрит, нарушения роста, истощение, ожирение, различные аномалии волос и кожи, каротинемия, аменорея, склонность к выкидышу, бесплодие у мужчин и женщин, бессонница или сонливость, эмфизема легких, различные сердечные заболевания, психоз, деменция, плохая память , тревожность, холодные конечности, анемия, и многие другие проблемы были известны, чтобы можно было заподозрить гипотиреоз.
Сухожильный рефлекс - еще один простой способ измерения с очень сильной корреляцией с основной скоростью метаболизма. Электрическое сопротивление кожи , или импеданс тела не был широко принят, хотя имел значительную научную обоснованность.

ПРОБНОЕ ЛЕЧЕНИЕ было последним испытанием обоснованности диагноза.
Если симптомы у пациента исчезали, температура и частота пульса были нормализованы, диагноз гипотиреоза был подтвержден.
Это было правилом начинать терапию с одного или двух зерен сухого экстракта щитовидной железы, и корректировать дозу в зависимости от реакции пациента.
Независимо от того, какой объективный показатель использовался, была ли это основная скорость обмена веществ, или уровень холестерина в сыворотке. или температура тела , или скорость релаксации рефлекса, простая таблица будет графически показывать скорость восстановления и нормализации здоровья.