22 Oct, 2018

TSH, temperature, pulse rate, and other indicators in hypothyroidism

Dr. Raymond Peat

(перевод с английского)

Я как-то разговаривал с несколькими людьми, которые поведали мне, что у них врачи диагностировали одновременно « и гипотиреоз, и гипертиреоз». Я могу понять физиков, которые обсуждают одновременно и частицы и не частицы, но в биологии (и медицине, поскольку биология - ее основа) должны понимать мир, в котором не могут одновременно находиться противоположности.
Эти нелогичные, невозможные диагнозы дают понять, что ПРАВИЛА ИНТЕРПРЕТАЦИИ РЕЗУЛЬТАТОВ ЛАБОРАТОРНЫХ ТЕСТОВ В НЕКОТОРЫХ СИТУАЦИЯХ ПОТЕРЯЛИ СВЯЗЬ С РЕАЛЬНОСТЬЮ.

До 1940-х годов, гипотиреоз диагностировался на основании признаков и симптомов, а иногда использовалось измерение потребления кислорода - «основного обмена» для подтверждения диагноза.
Кроме того, до введения в практику якобы «научных» анализов крови были и другие мотивы для того, чтобы сэкономить на диагнозе гипотиреоз.
С введением синтетического тироксина, одним из аргументов в пользу увеличения его продаж был, что Armour thyroid (который был точно стандартизирован на основании биологических тестов) не был должным образом стандартизирован, и, что передозировка может привести к летальному исходу.
Несколько статей в престижных журналах создали миф об опасности Armour thyroid, а относительно синтетического тироксина было (ложно) сказано – что он точно стандартизирован, и у него отсутствует опасность, присущая железистому экстракту.
По оценкам в период между 1940 и 1950 годами процент больных гипотиреозом американцев уменьшился с 30% или 40% до 5%, на основе теста PBI, и так и остался на этом уровне (многие издания утверждают, что только 1% или 2%).
И…. новое поколение врачей начали учить игнорировать старые идеи о диагностике и лечении гипотиреоза.
Новое поколение врачей стало информировать своих пациентов о том, что традиционные симптомы, которые были определены, как гипотиреоз до 1950 года, были результатом их неправильной жизни (лени и обжорства, например, которые способствуют усталости, ожирению и болезням сердца), или, что их проблемы – мнимые (гормональные и неврологические проблемы, особенно у женщин), или, что у них какие-то просто загадочные болезни и дефекты (повторяющиеся инфекции, артрит и рак, например).

Когда новые, более «основные» тесты стали доступны, их значение было определено термином «статистическое ожидание гипотиреоза», и они стали неотъемлемой частью медицинской культуры.
Для того, чтобы новые измерения ТТГ соответствовали медицинской доктрине, 8- или 10-кратные вариации гормона был определены как «нормальные».
Любые другие биологические измерения, такие как число эритроцитов, артериальное давление, масса тела, или уровень натрия, кальция, хлорида, или глюкозы в сыворотке , с вариациями в 10 или 20% от среднего уровня считаются значимыми.
Если бы учение о 5% распространенности гипотиреоза не было настолько прочным, то появилось бы больше интереса к расшифровке смысла этих великих вариаций в ТТГ.
В последние годы «нормальный диапазон» для ТТГ был снижен.
В 2003 году Американская ассоциация клинических эндокринологов изменила свои руководящие принципы для нормального диапазона до 0,3 до 3,0 microIU / мл.
Но даже при том, что этот нижний диапазон меньше, чем в старых стандартах, он по-прежнему не основывается на понимании физиологического значения ТТГ.
В течение последних лет, я никогда не видел человека, который при ТТГ более 2 microIU / мл, чувствовал бы себя полностью здоровым, и у меня сложилось впечатление, что нормальное или здоровое количество должно быть, вероятно, меньше, чем 1,0.

Если патологически высокий ТТГ определяется как «нормальный», его роль в основных заболеваниях, таких как рак молочной железы, масталгия, MS, фиброзные заболевания, эпилепсия, будет просто игнорироваться.
Некоторые критики говорят, что большинство врачей занимаются лечением ТТГ, а не пациента.
Если ТТГ сам по себе патогенен из-за его про-воспалительного действия, то такой подход не совсем бесполезен, даже когда врачи его «лечат» только тироксином, который довольно часто не превращается в активный трийодтиронин, Т3.
Всего лишь несколько симптомов заболевания и «небольшой процент» больного населения ослепляет медицинский мир и открывает «реальные» возможности для терапии щитовидной железы!!!
ТТГ имеет прямое воздействие на многие типы клеток, отличных от щитовидной железы, и, вероятно, напрямую способствует отеку (Wheatley and Edwards, 1983), фиброзу, и мастоцитозу.
Если врачи обеспокоены последствиями «дефицита» ТТГ , то я думаю, что им нужно объяснить поразительное долголетие животных, лишенных гипофиза в экспериментах WD Denckla, либо при естественной недостаточности гипофиза у карликовой мыши, лишенной ТТГ, пролактина, и гормона роста, но которая живет на год дольше, чем нормальные мыши (Heiman, et al., 2003).

ПОКА НЕ БУДЕТ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ТОГО, ЧТО ОЧЕНЬ НИЗКИЙ ТТГ - ЭТО ВРЕД, НЕТ НИКАКИХ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ УСТАНОВЛЕНИЯ НИЖНЕГО ПРЕДЕЛА НОРМЫ.
Некоторые типы рака щитовидной железы, как правило, можно регулировать, поддерживая ТТГ полностью подавленным.
Так как ТТГ вызывает реакции в виде различных фибробластов в жировых клетках, пигментных клетках в коже, тучных клетках и клетках костного мозга (Whetsell, et al., 1999), не будет ничего удивительного, если он играет роль в развитии различных раковых заболеваний, в том числе меланомы.
Многие факторы , в том числе печень и органы чувств, регулируют функции щитовидной железы, а ГИПОФИЗ ЯВЛЯЕТСЯ ЛИШЬ ОДНИМ ИЗ ФАКТОРОВ, влияющим на синтез и секрецию гормонов щитовидной железы.
Несколько человек, которые имели очень низкий уровень гормонов гипофиза, рассказали мне, что им посоветовали принимать добавки нескольких гормонов всю оставшуюся жизнь, но когда они начали в течение нескольких дней есть больше белка и фруктов, у них возобновился синтез нормального количества гормонов. А их эндокринолог написал, что у них фактически отсутствует гипофиз.

Экстремальное недоедание в Африке был описано как «состояние, напоминающее «гипофизэктомию» , (Ingenbleek and Beckers, 1975), но люди, о которых я говорил, живут в Орегоне и просто думали, что следуют здоровой пищевой политике - избегать в еде яиц и сахара , и есть только соевые продукты.
Иногда небольшая добавка гормонов щитовидной железы в дополнение к хорошему питанию поможет быстро избежать стресс-индуцированного «гипофизэктомического» состояния.

Старение, инфекции, травмы, лихорадка, длительный избыток кортизола , прием препаратов соматостатина, допамина или L-допа, адреналина амфетамина, кофеина может привести к снижению ТТГ без обратной связи со стороны гормонов щитовидной железы.
По этим же причинам ТТГ может быть нормальным или низким, а симптомы гипотиреоза будут реальными.
Заболевание или его лечение может скрыть присутствие гипотиреоза. Болезнь Паркинсона является ярким примером этого.
Garcia-Moreno and Chacon, 2002, писали: «... гипотиреоз может имитировать болезнь Паркинсона, а за симптомами последнего может скрываться гипотиреоз».

Стресс-индуцированное подавление синтеза ТТГ и гормонов гипофиза напоминает ОХРАНИТЕЛЬНОЕ ТОРМОЖЕНИЕ, которое происходит в отдельных нервных волокнах во время опасно интенсивного стресса, и может напоминать подобный «парабиозу» процесс в нервах гипоталамуса или другой области мозга.
Относительное исчезновение гормонов гипофиза, когда организм находится в хорошем состоянии (например, подавление АКТГ и кортизола с сахаром или прегненолона) является параллелью высокой энергии покоя отдельных нервных волокон.
Эти ассоциации между состоянием энергии и клеточной активности могут быть использованы для оценки состояния щитовидной железы при измерении нервных и мышечных реакций и скорости релаксации.
Например, замедление релаксации из-за медленного восстановления энергии, необходимой для клеточной «реполяризации», является основой для традиционного использования рефлекса ахиллова сухожилия для диагностики гипотиреоза.
Скорость релаксации сердечной мышцы также указывает на состояние щитовидной железы (Mohr-Kahaly, et al., 1996).

Стресс, кроме подавления ТТГ, действует и другим способами подавления реальной функции щитовидной железы.
КОРТИЗОЛ, например, ингибирует превращение Т4 в Т3, который отвечает за дыхательное производство энергии и углекислого газа.
АДРЕНАЛИН, который приводит к увеличению продукции кортизола, является липолитическим фактором и освобождает жирные кислоты, которые, если они являются полиненасыщенными, подавляют выработку и транспортировку гормонов щитовидной железы, а также непосредственно препятствуют дыхательной функции митохондрий.
Адреналин снижает конверсию T4 в T3, и увеличивает образование антагонистического обратного Т3 (Nauman, et al., 1980, 1984).
В течение ночи, когда уровни адреналина и свободных жирных кислот достигают максимума, ТТГ, как правило, тоже достигает своего пика.
САМ ПО СЕБЕ ТТГ МОЖЕТ ПРОИЗВОДИТЬ ЛИПОЛИЗ и повышать уровни циркулирующих свободных жирных кислот.
Это говорит о том, что ВЫСОКИЙ УРОВЕНЬ ТТГ МОЖЕТ ИНОГДА СПОСОБСТВОВАТЬ ФУНКЦИОНАЛЬНОМУ ГИПОТИРЕОЗУ из-за антиметаболических эффектов ненасыщенных жирных кислот.
Таковы основные причины думать, что К ТЕСТАМ ТТГ СЛЕДУЕТ ПОДХОДИТЬ УМЕРЕННО при интерпретации функции щитовидной железы.

Скорость обмена веществ очень тесно связана с функцией гормонов щитовидной железы, и ее определение и измерение должно быть сделано с осознанием этой важности.
Очень высокий уровень адреналина, который иногда встречается при гипотиреозе, увеличивает скорость метаболизма несколькими способами, но это приводит к увеличению окисления жиров.
Когда полиненасыщенные жиры мобилизуются, их спонтанное окисление потребляет некоторое количество кислорода без какой-либо полезной энергии или производства углекислого газа, так что это еще одна причина, что производство двуокиси углерода очень хороший показатель деятельности гормонов щитовидной железы.
Измерение расхода кислорода, как правило, выполняется в течение двух минут, и производство диоксида углерода может быть точно измерено в аналогично короткое время.
Даже измерения процентного содержания углекислого газа в конце одного выдоха может дать представление о свободном от стресса метаболизме, который стимулируется гормонами щитовидной железы (оно должно равняться пяти или шести процентам от выдыхаемого воздуха).

Все чаще в последние несколько лет, пациенты, у которых на лицо присутствовали многие из стандартных симптомов гипотиреоза, спрашивали меня, что их диагностировали как имеющих гипертиреоз, и что они должны решить, следует ли делать им операцию или радиоактивное облучение, чтобы разрушить щитовидную железу.
Они рассказали мне, что симптомы усталости, слабости, раздражительности, плохой памяти, бессонница, были расценены врачами, как гипертиреоз.
Они много не ели, заметно не потели, выпивали умеренное количество жидкости, частота пульса и температуры тела были в норме, или немного низкими.
Просто на основе некоторых лабораторных тестов врачи им предложили избавиться от щитовидной железы.
А вот на основе всех традиционных способов диагностики, судя по функции щитовидной железы, у них был гипотиреоз.

Broda Barnes, который работал в основном в Форт Коллинз, штат Колорадо, утверждал , что ТЕМПЕРАТУРА ТЕЛА, измеренная утром перед тем, как встать из постели, была лучшей основой для диагностики функции щитовидной железы.
Сочетание измерения частоты пульса и температуры тела гораздо лучше, чем измерение только одного из них.

Мне довелось встречаться с двумя людьми, у которых пульс в состоянии покоя был хронически чрезвычайно высоким, несмотря на присутствие гипотиреозных симптомов.
Когда они стали принимать дополнения в виде экстрактов щитовидной железы, их частота пульса «сошла» в нормальное русло.

Частота пульса частично определяется уровнем адреналина, и у многих больных гипотиреозом она обусловлена очень высоким синтезом адреналина.
Зная, что больные гипотиреозом восприимчивы к гипогликемии, а гипогликемия увеличивает уровень адреналина, я обнаружил, что у многих больных был нормальный (а иногда и быстрее, чем в среднем) пульс, когда они проснулись утром, и когда они проголодались.
Соль помогает поддерживать уровень сахара в крови, а также способствовать снижению адреналина, а больные гипотиреозом часто теряют соль с мочой и потом.
Измерение пульса до и после завтрака и во второй половине дня может дать хорошее представление о вариациях в уровне адреналина.
Кровяное давление – это эффект уровня адреналина у больных гипотиреозом.
А ГИПОТИРЕОЗ ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВНОЙ ПРИЧИНОЙ ГИПЕРТОНИИ!!!
Но гипогликемия также приводит к снижению конверсии Т4 в Т3, так что производство тепловой энергии часто уменьшается, когда человек хочет есть.
У больных пальцы рук и ног, нос становятся холодными, потому что адреналин и адренергическая симпатическая нервная активность увеличивается, чтобы поддерживать у мозга и сердца нормальную температуру, уменьшая приток крови к коже и конечностям.
Несмотря на регулирование температуры посредством колебаний адреналина в крови , снижение производства тепловой энергии в результате снижения уровней T3 делает человека восприимчивым к гипотермии, если в окружающей среде холодно.
Поскольку пища, особенно углеводы и белки, увеличивает уровень сахара в крови и производство T3, эта еда является «термогенной», и температура тела может возрасти после еды.
Уровень сахара в крови падает ночью, и организм «питается» глюкозой, которая накапливается в печени в виде гликогена для производства энергии, а у больных гипотиреозом « хранится» очень мало сахара.
В результате, уровни адреналина и кортизола начинают возрастать почти сразу, как только человек идет спать в постель, а у людей, больных гипотиреозом, эти уровни поднимаются очень высоко. Пик адреналина, как правило, около 1 или 2 часов утра, а кортизола - с максимумом на рассвете.
Высокий кортизол повышает уровень сахара в крови перед утренним подъемом и это позволяет адреналину снижаться.
Некоторые люди просыпаются во время пика адреналина с бьющимся сердцем, и не могут заснуть, пока они не съедят чего-нибудь.
Если в ночное время стресс очень высок, уровень адреналина будет высоким до завтрака, увеличивая как температуру, так и пульс.
Кортизол стимулирует распад мышечной ткани и преобразование ее в энергию, так что, он является «термогенным», как для некоторых пища является «термогенной».
После завтрака, кортизол (и адреналин, если он оставался высоким, несмотря на увеличение кортизола) начнет возвращаться к более нормальным, более низким уровням, поскольку уровень сахара в крови поддерживается пищей, а не стресс-гормонами.
У некоторых больных гипотиреозом - это хорошее время, чтобы измерить температуру и пульс.
У нормального человека, после завтрака повышается температура и частота пульса, но у людей с устойчивыми симптомами гипотиреоза и тот и другой показатель могут снизится.
У некоторых больных гипотиреозом наблюдается очень медленный пульс, по-видимому, потому, что у них отсутствует компенсация большего производства адреналина.
Когда они покушают, за счет увеличения производства печенью гормона Т3, вероятно, увеличивается как температура, так и частота пульса.
Наблюдая за температурой и пульсом в разное время суток, особенно перед едой и после еды, можно выявить относительную скорость метаболизма.
Когда вы начинаете принимать добавки экстрактов щитовидной железы, важно, чтобы вы составили график этих измерений, по крайней мере, в течение двух недель, так как это примерно период полураспада тироксина в организме.
Когда организм накопил устойчивый уровень гормонов и начал более-менее нормально функционировать, такие факторы, как адреналин, которые были хронически искажены до начала компенсации гипотиреоза, будет нормализоваться. Ранние эффекты от дополнительного приема экстрактов щитовидной железы - исчезают, ЧСС и температура снижаются.
Суточная доза щж часто должна быть увеличена в несколько раз, так как при снижении состояния стресса снижаются объемы синтеза адреналина и кортизола.

Если человек съедает около 1800 калорий в день и имеет устойчивый и нормальный вес тела, любой «гипертиреоз» является чисто метафизическим, или, как говорят, «клиническим».
Когда влажность и температура окружающей среды в норме, человек испаряет около литра воды на каждые 1000 метаболизируемых калорий.
При питании 2000 калорий в день, нормальный человек может потреблять в течение дня примерно четыре литра жидкости, и выделять около двух литров мочи.
При гипертиреозе человек незаметно теряет несколько литров воды в день, а при гипотиреозе может испарить литр или меньше.
Когда клетки долгое время находились в состоянии низкого обмена веществ, не так легко их обратно «включить» и они, как правило, продолжают поглощать воду, или, в случае кровеносных сосудов – остаются чрезмерно проницаемыми.
Уставшие мышцы заметно набухают и хронически усталые нервы могут также достаточно набухать и остаются долгое время сжатыми окружающей соединительной тканью.
Производство энергии и состояние гидратации клеток могут быть обнаружены различными способами, в том числе магнитным резонансом и электрическим импедансом, но функциональные тесты гораздо легче и практичней.
С помощью соответствующих измерительных приборов симптомы гипотиреоза могут рассматриваться как замедленная проводимость по нервам и замедленное восстановление и готовность к новым условиям.
Медленная реакция связана с замедлением памяти, восприятия и других психических процессов.
Некоторые из этих нервных «недостатков» могут быть устранены только при повышении температуры тела и обеспечения организма нужными питательными веществами, а активный гормон щитовидной железы Т3 как раз и отвечает за поддержание температуры, питательные вещества и производство внутриклеточной дыхательной энергии.
В нервах, как и в других клетках, способность к отдыху и восстановлению возрастает с надлежащим уровнем гормонов щитовидной железы.
В некоторых клетках стабильность производства гормонов щитовидной железы предотвращает воспаление или иммунологическую гиперактивность.
В 1950 году Т3 был выделен, как отдельное вещество, и было установлено, его противовоспалительное действие.
Т4 и Т3, кроме подавления провоспалительного действия ТТГ, сами обладают различными противовоспалительными действиями.
Поскольку активность Т3 может быть подавлена многими факторами, в том числе полиненасыщенными жирными кислотами, обратным Т3 и избытком тироксина, абсолютный уровень показателя Т3 не может быть использован сам по себе для установления диагноза.

«СВОБОДНЫЙ T3» ИЛИ «СВОБОДНЫЙ Т4» ЯВЛЯЮТСЯ ЧИСТО ЛАБОРАТОРНЫМ ПОНЯТИЕМ, А БИОЛОГИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ ГОРМОНА T3 НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНА СООТВЕТСТВОВАТЬ «СВОБОДЕ» СОГЛАСНО ПОКАЗАНИЯМ ТЕСТА.
T3 связан с транспортными белками и проникает в клетки, митохондрии и ядра.
ТРАНСТИРЕТИН, который осуществляет, как и витамин А, транспорт гормонов щитовидной железы, резко снижается в результате стресса, и, вероятно, его следует измерять как часть «экзамена» щитовидной железы.
При метаболически активном Т3 молочная кислота не будет производится без необходимости, поэтому измерение ЛАКТАТА в крови является полезным для интерпретации теста функции щитовидной железы.
Холестерин быстро используется под влиянием T3.
С тех пор, как в 1930-х годах стало ясно, что уровень холестерина в сыворотке повышается при гипотиреозе, поэтому его измерение очень диагностически полезно.
Натрий, магний, кальций, калий, креатинин, альбумин, глюкоза, а также другие компоненты сыворотки регулируются гормонами щитовидной железы, и могут быть использованы вместе с различными функциональными тестами для оценки функции щитовидной железы.

Стереотипы имеют важное значение.
Когда очень худой человек с высоким кровяным давлением посещает врача, гипотиреоз, вероятно, не будет рассматриваться как диагноз. Даже высокий ТТГ и очень низкие Т4 и Т3 могут быть проигнорированы из-за стереотипов.
Но, если врач вспомнит некоторые из общих приспособительных реакций организма к недостатку гормонов щитовидной железы, катаболические эффекты высокого кортизола и нарушение кровоснабжения, вызванное высоким адреналином, то назначит дополнительно соответствующие тесты, а не будет лечить гипертонию у этого человека, которая и «подпитывается» этим состоянием.